Агунда Ватаева (agunya) wrote,
Агунда Ватаева
agunya

Some things

Я всегда жила с чувством, что я - особенная. Не такая, как все. С той мыслью, что я обязательно буду Великой. Кстати, когда моя Мама была беременна, отцу приснился седовласый горец, который сказал ему "Твой ребенок станет Великим". Сон Папу чрезвычайно обнадежил, т.к. я была поздним ребенком и все мечтали о мальчике. И когда родилась, собственно говоря, я, папа был печален. Мама еще долго его успокаивала, говоря о том, что "ребенок" - это не только мальчик, но и девочка тоже...

Сейчас же мне 19 лет и порог двадцатилетия озадачивает меня. Я давно не чувствую своего "величия" или какой-то особой миссии, предназначения. Я спаршивилась. Не знаю, есть ли это слово, но оно хорошо вкладывает в себя тот смысл, который хочу передать. Как сказал кто-то из чьих-то знакомых: "Мне уже двадцать лет, а я так и не заработал свой первый миллион". Но я не о деньгах. Я о том, что раньше хотелось бы другой, "like no other", теперь же хочется стать "такой же как и все", раствориться в других. И я день ото дня чувствую, как теряю свою индивидуальность.

Недавно опубликованный рассказ, в журнале "Famous", о "Последнем полете Элвиса", навел меня на мысли о судьбах моего поколения, возраста. У нас есть сила, ее много. Мы хотим созидать, творить, строить. Но не знаем ЧТО и ДЛЯ ЧЕГО. Энергии много, а вот русла, куда возможно ее запустить, мы не находим. Или, подобно Элвису, нам кто-то обрубает крылья и мы взлетаем в последний раз и дальше теряемся, разбиваемся, стираемся и прячемся.

На прошлой неделе и в начале этой, я была в суде. Писали жалобу на следственную группу, которая занимается расследованием дела бесланского теракта. Я сидела на скамье в судебном зале и сначала не могла понять зачем я там... Потом меня стало тошнить от происходящего, потом я смеялась от абсурда, потом я почти плакала от воспоминаний, а потом я просто сдалась и вышла из здания Ленинского суда оплеванной и еще более разрушенной, не получив ни капельки удовлетворения ни в чем.

Я хочу бороться и всегда боролась. Но все вокруг все больше и больше уничтожает все твои помыслы, побуждения и желания.

Самый большой страх - я сама. Только поборов себя и живя в постоянном диалоге (именно диалоге, а не монологе) с самим собой я могу добиться гармонии, которая и принесет мне то, чего я так хочу. Во всех областях своей жизни.

Просто у меня сейчас эмоциональный упадок, наверное, и все время хочется сдаваться. Потому что так легче. Таким образом, превращаясь в серую безротую и равнодушную массу.
Tags: детство, исповедь, теракт, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments